Усик: “Я народився українцем, і не зраджу ні собі, ні країні”

Знаменитий український боксер Олександр Усик мріє навести шороху в важкій вазі, об’єднати чемпіонські пояси, після чого перейти в надважкий дивізіон. 29-річний кримчанин, який через травму ноги скасував бій з британцем Стівом Сіммонсом, відновився від пошкодження і жадає повернення в ринг. Про це, а також про свою родину, ставлення до політики і багато іншого Усик розповів в ексклюзивному інтерв’ю сайту varota.com.ua.

Далі подається мовою оригіналу.

– Александр, прежде всего, как самочувствие?
– Очень хорошее. Улыбаюсь, радуюсь жизни, тренируюсь – все позитивно. Нога уже не беспокоит.

– В чем все-таки была причина травмы? 
(Смеется) Причина травмы была в том, что колени устали и сказали мне: “Александр, мы отказываемся сотрудничать с вами и на три недели уходим в отпуск”.

– Может, в футбол бегали, как Вячеслав Глазков?
– Нет, в футбол не играл. Это все произошло на тренировке. Сделал неудачный шаг во время спаррингов, вот так и появилась травма.

– Почти полгода без боев – не слишком ли длинная пауза? Раньше такого в карьере у вас не было.
– Да, но раньше и травм не было. Я уже об этом говорил: думаю, что у Всевышнего есть свой план на меня и он так ведет. Значит, он так решил. Все происходит по воле Всевышнего. Надо это понимать и принимать. Так что, если полгода без боев, значит, люди соскучаться за моими поединками и будут больше их хотеть.

– Уже соскучились.
– Значит, скоро будет бой.

– Сильно расстроились, когда получили травму и пришлось отменить бой с Симмонсом?
– Изначально в первые пару дней я расстроился. Все-таки была тяжелая подготовка, много тренировок, я подолгу не видел семью. Но потом я пообщался с Анатолием Николаевичем Ломаченко. Он меня успокоил, сказал: “Все хорошо, Саня!”

– Наверняка, смотрели бой Каннингем – Гловацки. Что для себя отметили?
– Да, я смотрел этот поединок. Хороший получился бой. Каннингем в свои 39 достаточно хорошо выглядел. Но с чемпионами так нельзя боксировать. Надо выходить и драться, как Гловацки с Хуком, когда он отобрал у Марко титул WBO. С чемпионами надо быть хозяином в ринге и забирать пояса.

– Ваш промоутер Александр Красюк хотел победы Каннингема. У вас были какие-то предпочтения?
– Я просто ждал боя. А кто из них выиграет – это было не важно. Хотя боксировало два человека, но я наблюдал только за одним – смотрел исключительно на Гловацки.

– Были уверены в его победе?
– Нет, я не был на 100% уверен, что он выиграет. Это бокс. Я просто смотрел за ним, как он ведет бой.

– Ваша команда уже предложила Гловацки три варианта: Львов, Одесса, Киев. Что вам больше по душе?
– Лас-Вегас (смеется). На самом деле, я не думаю, что в переговорах будет все просто. У них тоже есть свои города, где они захотят провести бой. Мне без разницы где боксировать. Одесса, Львов, Киев – это мои города, если сможем договориться, готов драться в любом из них.

– В США было бы символично побить рекорд Холифилда, но в Украине, наверняка, легче драться?
– Мне нет разницы, где боксировать. Дома или за рубежом у меня есть большая аудитория фанатов, которые даже от экранов будут посылать импульсы и силу. Серьезно вам говорю – мне все равно, где драться. Я хочу уже хоть где-то боксировать.90752

– Насколько хорош Тайсон Фьюри?
– Я не знаю, насколько он хорош. Но он выиграл у Кличко, которого 11 лет никто не мог побить. Хотя он и не победил – это Вова проиграл. Просто все думают, что Фьюри дурак. Он так себя позиционирует. Но, на самом деле, это его очень хитрый ход. Все на это повелись и попали в ловушку. Он молодец. Болтал, болтал, а взял и свое дело сделал.

– Чего ждете от реванша?
– Я его вообще не жду (смеется). Мне без разницы – будут они боксировать или нет. Пускай они об этом думают. Конечно, мне хочется, чтобы Владимир вернул свои пояса. Вернул и завязал.

– А как вы относитесь к клоунаде и поливанию соперников грязью перед боем, как это делает Фьюри?
– Лично я отношусь к этому плохо. Потому что люди болтают языком что попало. И из этого ничего хорошего не выходит. Они таким образом хотят привлечь к себе внимание. А нужно просто боксировать и выигрывать. Так надо привлекать внимание. Для меня болтуны всегда остаются болтунами. Кто много разговаривает – тот мало делает.

– Украинские боксеры, в отличие от иностранцев, редко вступают в словесные перепалки с соперником. С чем это связано?
– Наверное, украинцы – воспитанные, есть адекватное мышление в голове. Надо понимать, что такие перепалки – это балабольство. Я вырос в таком дворе, где если ты много болтал, то мог получить за свой язык. А у них, наверное, нет такого, вот они и болтают налево и направо. Видать, не получали хорошенько за длинный язык. Но пусть разговаривают. Кто-то же должен это делать!

– Из наших ребят только Макс Бурсак жестко ответил сопернику, а Василий Ломаченко красиво ставит на место оппонентов.
Вася делает все красиво. Он говорит то, что надо, что он думает. Кто предлагал своим соперникам деньги? А Вася говорит по факту: будешь боксировать – давай! И не болтай!c93ead2-img-0669

– На последнем бою с Педро Родригесом в зале присутствовала не только ваша жена с дочерью, но и мама. Честно говоря, на повторах было больно смотреть на Надежду Петровну, как она реагирует на события в ринге. Чья идея приглашать маму?
–  Она сама этого хочет и присутствует на всех поединках. Конечно, я видел ее эмоции. Постоянно так. Она приезжает, смотрит, хотя я ей говорю: “Мамочка, это плохо, потому что я тебя не буду в зал пускать от таких эмоций”. Но я же не могу запретить ей. Она хочет смотреть. Просто говорю: “Мамуль, веди себя спокойнее”.

– После поединка с Родригесом ваша жена сказала в интервью, что она с детьми планирует переехать в Киев. Насколько есть подвижки в этом вопросе?
– Да, это надо делать. Потому что я уже устал от этих переездов и надо, чтобы семья с детьми была рядом. Думаю, через пару месяцев, когда состоится бой с Гловацки, будем вынуждены переехать. А уже когда, дай Бог, проживем жизнь, постареем, вернусь обратно в Крым – в Симферополь.

– Вы, как патриот, неоднократно ходили по Крыму в одежде с украинской символикой…
– Мне без разницы, какие там флаги. Я живу свою жизнь, стараюсь правильно это делать, соблюдая Божьи заповеди. Все, что я делаю, делается не для показухи. Это не для того, чтобы кто-то сказал: “Вот, смотрите, какой он патриот, давайте так же делать”. Я так живу. Если люди не понимают того, что я делаю или говорю, объясню еще раз: я так живу и буду так делать, кто бы что ни говорил.

– Во время ваших боев болельщики неоднократно скандировали, что Крым – это Украина. Вы поддерживаете их?
– Я о политике не говорю. Как мне кажется, это политические нюансы. То, что люди говорят и вывешивают баннеры…Словами ничего не изменится. Нужны действия. Симферополь – это мой дом, и он будет им оставаться. А то, что мы, люди, делаем – мы деградируем. Какие-то наши действия, крики, высказывания. Нужно спокойно жить и не смотреть на соседа, что у него “Мерседес”, а у тебя “Авео”.

Может быть, у тебя “Авео” потому, что ты сидишь и ничерта не делаешь, а только отсиживаешь свою пятую точку. Надо вставать и стараться что-то делать. Не бросать бычки где попало, не кричать зря какие-то глупости. Надо просто правильно жить. А политика – это политика. Я люблю свою страну, от того, что это моя Батьківщина. Я ее не люблю за каких-то политиков или депутатов – они меняются постоянно. У меня что, должна быть каждые 4 года новая любовь?

Я люблю свою страну за то, что я здесь живу, и она у меня есть. Люблю за то, что Всевышний так распорядился. Я родился украинцем, хохлом, значит я должен оставаться им до самого конца и не должен предавать ни себя, ни страну, ни веру, никого. А мы, в первую очередь, брешем сами себе, а потом начинаем вилять и… Что в итоге получается? Обо*рался.crop

– И напоследок. Какая мечта у Александра Усика?
– Поймать Золотую рыбку и попросить у нее одно желание: чтобы все люди были добрыми и в мире не было оружия. Хочу, чтобы люди начали думать головой, а не одним местом. У меня нет никаких желаний. Я мечтаю, чтобы был мир. Очень хочется, чтобы моя страна оживала, а не сохла. А в первую очередь это зависит от нас, от людей – не от президента или премьера.

– Ваши слова да Богу в уши…
– Дай Бог! (после этих слов Александр встал, снял кепку и перекрестился. – Авт.)

Текст Varota, фото sport.bigmir.net

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *